Вход

​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Гран-при России от первого лица: комментаторы на трассе Боб Костандурос и Александр Кабановский

Проведение национального этапа Формулы 1 требует слаженной работы множества людей. У каждого из них своя задача, а итогом их совместных усилий становится яркий и запоминающийся Гран-при. Мы попросили рассказать одних из ключевых участников гоночного уикенда в Сочи, как строится их работа и чем они занимаются по ходу этапа.

В этот раз героями стали два человека, которые с самого первого года проведения Гран-при России являются связующим звеном между событиями на гоночном треке и зрителями на трибунах. Это комментаторы на трассе – британец Боб Костандурос, давно ставший легендой в паддоке Ф1, и его российский коллега, журналист Александр Кабановский.

Каждый из них рассказал о своей работе на Сочи Автодроме.

d12eur834.jpg

Боб Костандурос: Я комментировал гонки для зрителей на трассе на большинстве Гран-при, начиная с 1985 года. Это долгий срок – возможно, даже слишком долгий! Кроме того, я работал на соревнованиях спорткаров, исторических гонках, даже на ралли.

Многие считают меня телевизионным комментатором, но моя работа сильно отличается от того, что делают коллеги на ТВ. Разница в том, что телекомментатор обязан отталкиваться от происходящего на экране, тогда как на автодроме каждый видит свой участок трассы и слушает то, что вы рассказываете.

Кроме того, мы делаем объявления по автодрому, а потому должны уметь говорить о самых разных вещах. Как-то в этом году мне даже приходилось предупреждать болельщиков о плохой погоде – на трассу надвигались ливень и сильный ветер. Самое интересное, что тот прогноз так и не сбылся. Также мне приходилось работать из комментаторской кабины, где на всякий случай находился полицейский.

Кроме Формулы 1, мы рассказываем и о гонках поддержки. Это нравится мне, так как позволяет больше узнавать о всем многообразии автоспорта. Нередко оказывается, что заезды «младших» серий получаются более зрелищными, чем главная гонка, но возникают и непредвиденные ситуации. В прошлом году в Малайзии у всех участников Формулы 4 закончился бензин, и никто из них просто не доехал до финиша!

Если продолжать сравнение с телекомментаторами, то у нашей работы есть как плюсы, так и минусы. Как правило, их кабинки более тесные, а у нас больше технических мониторов. Кроме того, для ТВ-комментаторов обычно отводят место напротив главного здания боксов, тогда как мы базируемся прямо в нем, что гораздо удобнее. Впрочем, мне приходилось работать из контейнеров, откуда вообще не было видно трассу. А однажды я располагался от нее в доброй сотне метров.

Но, когда в прошлом году мне пришлось пропустить несколько Гран-при, и я смотрел их по ТВ – понял, что в сравнении с телевизионщиками мы работаем в полном вакууме. У них есть возможность пригласить в помощь одного или даже нескольких опытных гонщиков. Мы не можем позволить себе такую роскошь. А потому вынуждены работать вдвое упорнее.

На каждом Гран-при у комментирования есть свои особенности. Порой мне приходится работать с уже весьма немолодыми коллегами, которые не очень хорошо разбираются в происходящем – возможно, они уже забыли все, что когда-то знали. Иногда местные комментаторы предпочитают молчать большую часть уикенда, а один называл молодого гонщика Дэвида Бекманна Дэвидом Бэкхемом, перепутав с футболистом. Понятно, что он совершенно не готовился к работе.

Более молодые комментаторы, вроде моего российского коллеги Александра, стремятся поддерживать живой диалог, что очень полезно и для меня тоже. Кроме того, всегда здорово, когда твой напарник хорошо готовится к работе, а не полагается, как некоторые другие, только на мои знания. Мне доводилось комментировать с теми, кто просто повторял слово в слово мои фразы, переводя их на родной язык.

Кстати, еще одна особенность комментария на трассе в том, что нам нужно говорить на нескольких языках. Больше всего их в Монако, где мы обычно поочередно рассказываем зрителям о событиях на французском, английском, итальянском и немецком. Тут важно иметь известный такт и не захватывать все время у микрофона, чтобы каждый имел примерно равные возможности. Как выяснилось, по-немецки фразы получаются гораздо дольше! Только в США и Великобритании мы ведем комментарий всего на одном языке, а в Бразилии у меня есть отдельный звуковой канал.

Сочинская трасса мне очень нравится, приезжать туда всегда очень здорово. В технической бригаде работают отличные специалисты – а ведь именно техники являются лучшими друзьями комментатора. От них зависит очень много, поэтому всегда здорово, когда вы ладите. Наверное, поэтому на российском этапе у нас почти никогда не было технических проблем.

akabanovskiy (1).jpg

Александр Кабановский: Одна из самых удивительных особенностей работы для трибун в том, что ты можешь ощущать их энергетику, чувствовать эмоции болельщиков, что просто невероятно. 

Когда в 2014 году Даниил Квят показал в квалификации пятое время за рулем Toro Rosso, по всему автодрому прокатилась ревущая волна – и я помню, как от радости кричал в микрофон вместе со всеми. А три года спустя Кими Райкконен финишировал третьим, и люди, заполнившие стартовую прямую, хором кричали: «Ки-ми! Ки-ми!», немало смутив Боттаса и Феттеля. Именно такие моменты навсегда остаются в памяти.

Конечно, работа комментатора довольно необычна, но все же это работа. Она требует подготовки и отнимает силы – не стоит думать, что заниматься этим так уж просто. Кроме того, что надо держать в голове множество информации, следует также оперативно реагировать на события на трассе. При этом важно не просто пересказывать происходящее, но делать отступления, упоминая о последних новостях или историях из прошлого, чтобы болельщики не успевали заскучать.

Очень здорово, что с самого первого года моим коллегой в Сочи стал именно Боб. Это настоящий мэтр своего дела, у которого можно многому научиться. Было видно, как поначалу он с высоты своего опыта наблюдал за моей работой – и приятно осознавать, что сейчас у нас получается взаимодействовать по ходу комментария.

Наша работа продолжается три дня – с раннего утра до позднего вечера, исходя из расписания заездов. В пятницу, когда проходят тренировки, атмосфера приятная и расслабленная, но по мере приближения воскресенья напряжение нарастает.

Мы взаимодействуем со многими сотрудниками Сочи Автодрома, и очень хорошо видно, как весь этот большой механизм, каким является Гран-при России, мощно и уверенно разгоняется по ходу уикенда, умело решая возникающие вопросы. Не помню, чтобы хоть одна моя просьба – а нештатные ситуации в нашей работе неизбежны – осталась без ответа.

Наша комментаторская кабина находится на выходе из последнего поворота трассы, потому можно прямо в окно наблюдать, как пилоты пересекают финишную черту очередного круга. Это очень полезно по ходу гонки, когда можно безо всякого хронометража, прямо на глаз, определять отрывы и видеть, кто готовит атаку.

Еще пилоты проезжают мимо нашей позиции при повороте в боксы. Когда в 2017-м машина подвела Фернандо Алонсо еще до старта, он выбрался из кокпита и побрел к гаражам McLaren прямо под окнами комментаторской. Возможность видеть и ощущать такие эпизоды – это как раз то, что отличает нашу работу от комментария из студии.

Именно поэтому мне так нравится каждый год приезжать на Гран-при России. Так что я с нетерпением жду момента, когда пятничным утром 28 сентября услышу в наушниках команду: «Вы в эфире, можно начинать комментарий». До встречи на трибунах Сочи Автодрома!​

Ближайшие события

Расскажите друзьям

Наверх